Поиск
  • Редакция "Года Первого"

Когда начался наш мир?

Обновлено: 13 апр. 2021 г.

написать ЛИД

На титульной иллюстрации использована картина "

Хорвое пение прусских солдат вечером после битвы при Лейтене 5 декабря 1757 года"

художника Вильгельма Кампхаузена, написанная в 1864 году.

На изображении прусские солдаты во главе со своим императором Фридрихом II исполняют христианский протестантский гимн, записанный в XVII веке, известный как "Nun danket alle Gott" ("Теперь все благодарите Бога").

После этого события он получил называние Лейтенского хорала.

Из собрания дворца Сан-Суси, Фонд Прусских дворцов и садов Берлин-Бранденбург.

 


Что можно сказать, отвечая на вопрос: когда начался наш мир?. Многое. Кто-то отмотает время до Французской революции, другие начнут “вспоминать” то, что было 4,5 млрд лет назад, кому хватит памяти заглянуть глубже. Найдуться и знающие что было прямо вот на десятой в минус двадцать четвертой степени секунде после некоего очень большого взрыва.

Можно попробовать оттолкнуться от Столетней войны, которая дала человечеству два абсолютно новых социальных института — нацию и государство, которые сыграли очень важную роль в истории. Они запустили то, что мы называем общими словами как Новое время, а в сущности это: государственные границы, патриотизм, национальная экономика и многое другое, что определяет нашу жизнь сегодня.

Но можно попробовать сказать про тот наш мир в котором международный язык английский, культура американская, а некогда сильнейшие государства, столкнувшиеся в двух мировых войнах в битве за будущее этого самого мира — Германия и Россия — живут с оглядкой на США. Этот мир начался конечно вовсе не в катархее миллиарды лет назад, а в 1763 году.

Очень долго Россия оставалась на периферии Европы. При Петре I она сделала первые попытки в Европу выйти, но а во время Семилетней войны, случившейся в 1756 году как раз за семь лет до упомянутого 1763, показала, что теперь она одна из великих держав с сильнейшей армией. Эта война во многом недооценена и не понята современными историками. Обычно о ней говорят с ощущением её бессмысленности, когда будто по прихоти монархов русские солдаты гибли в столкновениях с армией Фридриха II Великого. Однако почти всё здесь было иначе.

В то время, в 50-60 годы XVIII века, Англия прикладывала все усилия для устранения своего ключевого соперника на Европейском континенте и в Америке — Франции. Но, можно сказать, неожиданно на арену вышла Пруссия. Сейчас мы знаем, что та Пруссия была началом современной нам Германии, но в те времена это было не так очевидно. Бедное объединение герцогств, восстанавливающееся после Тридцатилетней войны, ещё недавно поражённое чумой, никак не тянуло на опасного соперника Англии. Начав же Силезские войны в 1740 году Фридрих II обозначил курс на создание прочного и сильного государства, а вторжение в богатую Саксонию и Богемию в 1756 году Англия восприняла как вызов своему стремлению к гегемонии в Европе. Приложив большие усилия, Англии удалось разыграть партию так, что убеждение Елизаветы в опасности Пруссии для России привело к решению начать с ней войну. И здесь складывается парадоксальная ситуация. Россия вступила в войну с Пруссией, испугавшись её, а остальная Европа, увидев успехи России в этой войне, уже испугалась самой России. Этот испуг был впервые испытан Европой, до сих пор так на Россию никто никогда не смотрел. И можно видеть, как ловко усилиями почти ничем не рискующей Англии, только-только вошедшая при Петре I в Европу Россия, сразу стала восприниматься как угроза.

Трудно сейчас оценить какие возможности и перспективы, которых искал для своей страны Петр I, в этот момент для России были потеряны навсегда.

Об этой войне до сих пор многое не известно. Например, в недавно опубликованных дипломатических документах того времени можно найти факты, свидетельствующие о том, что императрица Елизавета склоняла Австрию к войне с Пруссией, но делалось это по некой причине в тайне от командования российской армии да и при дворе об этом знали далеко не все (1). Но планам Елизаветы сбыться было не суждено. Австрия оказалась настолько слаба в сравнении с Пруссией, что даже при желании повернуть события в свою пользу не смогла бы, потому все усилия в этой войне пришлось прилагать России. И тут мы сталкиваемся с очередным парадоксом этой войны, когда немцы бьют немцев руками русских. Австрия этой войной была выведена с мировой арены. Позже, в конце XVIII века, на недолгие сто лет она будто бы воскресает в форме небольшой, но все же Австро-Венгерской империи, но в начале ХХ века Австрия будет добита окончательно.

Франция, пытаясь воевать на несколько фронтов (в Европе и Америке), безнадежно проигрывала свои колонии, господство на море и весь остальной мир Англии, которая развязав практически мировую войну в Европе, в первый же год устранилась с театра боевых действий, начав собирать оставшиеся без присмотра французские и испанские колонии в Америке и Азии. А вскоре после событий этой войны в раздавленной Франции случится революция и монархия падет. Сейчас этот сценарий кажется очень знакомым, но тогда это было впервые.

Пруссия, которую задавили руками России, в этой войне почти проиграла, а Россия казалось бы наоборот, выиграла. Но при детальном рассмотрении кажется, что этот военный успех был не победой России, а английской дипломатии.

Правда здесь продолжаются парадоксы, которыми богата эта странная война. После смерти императрицы Елизаветы Петровны Петр III вернул Пруссии всё завоеванное Россией в ходе Семилетней войны и, кажется, будто всё было зря. Если смотреть с позиции континентальных держав, то да — всё было зря. Если смотреть же с позиции Англии — нет, всё во имя этого и было. Далее здесь можно привести две точки зрения на произошедшее. Обе принадлежат британским историкам и исследователям. Первая Фрэнсису Джеймсу Маклину, который называет 1759 год датой завоевания Британией мирового господства (2). Вторая принадлежит Доминику Ливену, который говорит о 1763 годе (3). Именно тогда Британия по его мнению достигла необратимого превосходства на суше и на море по всему миру, а её противник Пруссия была устранена с пути руками Австрии и России. Немецкий король Фридрих II воевал почти со всем миром долгих семь лет. Этот сценарий тоже, как и озвученные выше, поразительно нам знаком, но тогда и это было впервые. Однако справедливо возникает вопрос: а если бы Фридрих II не воевал и объединяющаяся Германия не испугалась России, а Россия не сочла бы эту зарождающуюся Германию угрозой, то какой мир сложился бы в Европе и как был бы поделен континент? Очевидно, что именно тогда, в XVIII веке решалось, утонет ли мир в крови мировых войн в ХХ веке.

Доминик Ливен на первой странице свою статью начинает так: “Семилетняя война, по сути, стала важным этапом на пути к созданию существующего по сей день глобального либерального порядка с доминированием англоязычных стран. Первая и Вторая мировые войны, так же как и "Холодная война", представляли собой неудачные попытки разрушить этот порядок. Иными словами, мы до сих пор ощущаем на себе последствия войны 1756-1763 гг.” (4).

Глобальный либеральный порядок с доминированием англоязычных стран — это то, что мы сегодня видим на месте естественно возникшего мирового экономического единства. Глобальная мировая экономика не является достижением англоязычных стран, она создана не ими, но это естественный процесс, начавшийся и без усилий с их стороны. Усилия же англоязычных стран, приложенные к разрушенному во Второй мировой войне миру, лишь придали этой волне глобализации такое уродливое лицо, глядя на которое, у многих возникает желание скрыться от происходящего в тихой гавани национальных государств — отгородиться и выйти из этого процесса глобализации — это то, что мы сегодня слышим все чаще и чаще. Трудно осуждать такое желание, больно уж неприятная картина рисуется при взгляде на происходящее, но и правильным назвать такое желание нельзя.

Истоки таких национальных настроений лежат в XIX веке в том явлении, которое можно назвать “спровоцированным национализмом”. Тогда мир был захвачен идеями о необходимости построить национальные государства везде, где только их ещё построить не успели. Об этой второй волне национализма, которую мы наблюдали ещё весь XX век, можно уверенно сказать, что она лишняя. История ушла намного дальше, и создание всего, что связано с национальным тогда и сегодня в XXI веке — это нечто отставшее и тянущее назад.

Давно прошло время, когда создание наций вело в будущее, давало возможность государству быть прогрессивным. Сейчас же пришло время для создания новых и совсем других социальных институтов, которые должны заместить устаревающие, что родились из недр Столетней войны в XVI веке, а национальные истерики только отвлекают от этого.

В своё время эти институты были тем, что общество соединяло, но сегодня можно сказать, что люди стали взрослее и эти старые институты мешают изменяться, они как каменная ограда из-за которой нужно выйти.

Сегодня возможным путём будет взгляд на то, как эти институты вываливаются из современной жизни, перестают правильно работать, тормозят людей, превращая их в неподвижные мумии. Перестать жить в чужом времени это не вопрос индивидуальной психологии, очень многие люди сегодня социально-зависимы и отражают настроение социума, а самостоятельная жизнь в них слаба. Поэтому сегодня нужны такие социальные механизмы, которые позволят людям в этой несамостоятельности чувствовать себя нормально, а не нести в себе отражение умирающих социальных форм. Нужны такие институты, что смогут обеспечить общество доверием, сочувствием, безопасностью и тем, что хоть в какой-то мере поможет социальной интеграции, а не наоборот, когда жизнь определяется желанием выискать недостатки, отделить одних от других, помнить старые раны и жить ожиданием реванша. Это путь в никуда. К сожалению, идей о таких институтах так и нет, не говоря о их воплощении, а время идёт.

Источники:

  1. Анисимов М.Ю. Семилетняя война и российская дипломатия в 1756-1763 гг., М., 2014.

  2. Маклинн Ф. 1759 Год завоевания Британией мирового господства, М., 2009.

  3. Ливен Д. Россия и европейские великие державы: Семилетняя война в глобальном контексте // Величие и язвы Российской империи: международный научный сборник к 50-летию О.Р. Айрапетова., М., 2012.

  4. Там же., 17.

26 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все