Поиск
  • Георгий Любарский

8. Медиа – источник картины мира


Курс: Образование будущего
Модуль: 2. Медиа как источник картины мира
Предыдущий материал: 7. Медиа: плата за недоверие

В так называемую картину мира входят, например, социальные стереотипы, правила поведения, ценности и регуляторы поведения и самооценки. Новости создают фон, который и является основным новостным продуктом. А реклама позволяет рисовать на этом фоне прямые сообщения: будь вот таким, веди себя вот так. Тем самым и новости, и реклама являются основными средствами, создающими картину мира. Учитывая, что человек живёт, действуя согласно устройству его картины мира, то гораздо важнее новостей – реакция на фон новостей, на то, что сплетается из повседневного опыта и того, о чём в новостях не говорится. Как у человека сегодня формируется картина мир под влиянием медиа – тема данного материала.


Эти шестилетние девочки пользуются по сути первым интерактивным медиа продуктом. С помощью набора для рисования “Винки Динк” они рисуют на экране своего домашнего телевизора во время просмотра детского телешоу "Винки Динк и ты" в 1953 году. Это шоу, которое транслировалось в течение четырех лет в 1950-х годах в США, можно назвать “первым интерактивным телешоу”, особенно в свете его “волшебного экрана для рисования” – куска пластика, который приклеивался к экрану телевизора и на котором зрители могли рисовать, следуя, либо картинке, либо указаниям героев.
Walter Sanders, архив журнала «The LIFE».


Итак, что же у нас получилось? В очень быстро изменяющемся мире человеку нужна хотя бы иллюзия устойчивости. Платой за неё являются нынешние масс-медиа, старательно обругиваемые за непонятную страсть к душераздирающим сенсациям, торопливость и ложь. Распад чувства доверия в реальной жизни вызывает потребность в возмещении доверия. Масс-медиа «гонят чернуху» в новостях, контрастно подчеркивая неизменность «ненового» фона. И чем платит общество за столь необходимую ему стабильность?


Помимо новостей, важнейшей частью медиа является реклама. Новости мыслились с позитивной функцией скорейшего оповещения о произошедших событиях. Реклама задумывалась как оповещение потребителей о свойствах товаров. Новостной аспект медиа сменил функцию – под видом распространения информации происходит формирование фона обыденности, успокоение масс и создание иллюзии устойчивости социального мира. Изменилась и реклама.

Картина мира – это весьма объемлющее образование. В него входят, например, социальные стереотипы, правила поведения, ценности и регуляторы поведения и самооценки. И если новости работают через негативный образ и умолчаниями, то реклама дает прямой позитивный образ.


Новости своим выделенным рисунком создают фон, который и является основным новостным продуктом. А реклама позволяет рисовать на этом фоне прямые сообщения: будь вот таким, веди себя вот так. Тем самым и новости, и реклама являются основными средствами, создающими картину мира.

Человек живёт, действуя согласно устройству его картины мира. И поэтому гораздо важнее новостей – реакция на фон новостей, на то, что сплетается из повседневного опыта и того, о чём в новостях не говорится. Временно этот фон увеличивает стабильность, но ведь это всё равно суррогат. Машина медиа создаёт иллюзию социальной стабильности, и этот суррогат действует вполне эффективно, но потом… Либо иллюзия лопнет, и волны социальной истерии среди мелей безразличия забушуют с удвоенной яростью, либо плотность иллюзорного фона вырастет настолько, что мы будем жить уже не в нашей реальности, а в том, что создано масс-медиа – да что там, уже живем...


Может быть, получится изменить природу СМИ, изменяя окружающую их социальную жизнь? Медиа создают суррогат доверия к жизни, того самого доверия, которого так не хватает. Если это так, то, пронизывая окружающую социальную жизнь чувством доверия, можно прийти к изменению медиа. Проникаясь доверием, реальный мир станет более устойчивым, стоящим на своих ногах, и тогда ослабнет необходимость в суррогате, предлагаемом масс-медиа. Ясно, что такое «укрепление доверия» – очень сложное дело, и зависит оно не только от «внешних обстоятельств», а и от внутреннего подхода человека к миру, от того, с каким чувством он действует в мире. Такие предложения принято называть утопиями.


Современности кажется, что любое предложение, требующее какой-то активности от людей, какого-то изменения в их поведении, обречено на неудачу. Практичными считаются только реформы социального устройства, не требующие изменений от людей, то есть реформы, опирающиеся на пассивность.

Современность полагает, что работать могут только социальные механизмы, а не отдельные люди. И потому изложенное только что, конечно, утопия – разве можно всерьёз воспринять предположение, что характер медиа изменится, если люди начнут жить в мире с большим доверием – создавая это чувство у окружающих и проникаясь им сами? Гораздо легче принять, что масс-медиа – особый функциональный механизм в современном обществе, со своими специфическими законами функционирования, и на путях реформ их можно лишь сбалансировать, затормозить – но изменить их природу не удастся. Не говоря о том, что нынешний характер медиа выгоден многим игрокам социального поля, а на пути выгоды трудно поставить препятствие. Медиа оказываются частью «общественного баланса», их однобокая положительная обратная связь в самом деле вредно действует на общество и приходится компенсировать это действие медиа, но это лишь плата за выполняемую медиа более важную функцию.


Что же мы в результате получили? В обществе действуют социальные институты, социальные машины (социоматы). Это машина выборов и машина партий, составляющие политическую машину по имени «демократическое общество». Это машина образования, готовящая социализованных граждан. Это машина «университет», делающая ученых. Машина «фирма», понижающая трансакционные издержки. Машина «исследовательский институт» или «академия», которые создают научную истину. Среди них и машина «медиа», создающая социальную стабильность. Машина медиа работает как термостат. Её основная функция – один-единственный процесс: перенесение неустойчивости из фона в рамку, в кадр, а устойчивости – из кадра в фон. Создавая в целом более стабильную социальную среду за счёт изменения представления о реальности в каждом индивиде, медиа увеличивают нестабильность в «кадре», выдавая в качестве отходов скандалы и «утки», конфликты и фейки.


Можно сказать, что медиа – это рамка, ящик, в котором сидит демон Больцмана. Он создаёт информационный пузырь: пропускает неустойчивость в ящик и не выпускает оттуда, так что в результате демон Больцмана повышает упорядоченность окружающей среды.


В результате получается, что медиа в самом деле работают с информацией. Только не совсем так, как это было замыслено при их возникновении. Сначала медиа «просто» сообщали информацию, распространяли её в обществе. Со временем у них появилась и другая функция, которая стала доминирующей.


Основной функцией медиа не является сообщение знаний. Медиа транслирует картину мира и сообщает об изменениях в ней.

Медиа создают картину мира, медиа работают с устойчивостью окружающего. В результате этот довольно внешний социальный механизм, механизм масс-медиа, который вроде бы всего лишь производит новости – оказывается тем, что создаёт психическую нормальность населения. Такая фундаментальная вещь, как психическая нормальность, обеспечивается не внутренними механизмами личности, не излучается из каждого человека, не им создаётся – она делается СМИ.


Нормальность – это эпифеномен медийности. По сути, это говорит о крайне слабом развитии внутренних начал индивидуальности. В классическом юнговском смысле мы все (почти) сейчас экстраверты. То есть формируем себя, свои представления о мире, о душе, и в конечном итоге и свою психику, исходя из внешних стимулов.

Социоматы сделаны, чтобы выпускать определённый информационный продукт: знание, истину, демократию, равенство, общественную стабильность и т.д. Они исправно работают и не умеют делать другого. Из университета получится плохая «военная машина», если его развернуть в виде дивизии, а машина медиа не умеет вырабатывать истину – для этого служат другие социоматы.


Иногда эти социальные машины устаревают, иногда их продукты входят в противоречие друг с другом. Как повлиять на эти создания человека, на функционирование социальных машин – это совсем отдельный разговор. Ясно только, что нельзя воспринимать деятельность этих социоматов как необходимую данность: заторможенный взрыв, который представляют собой медиа, удерживается в слишком хрупком равновесии противоборства сил. Если мы оставим эту дикую социальную фауну жить самой по себе, мы станем её добычей. И мы будем смотреть эти передачи и читать эти новости, и ругать эти медиа, и мы будем ждать, какие меры примет против распоясавшейся прессы правительство, когда выпорют зарвавшихся журналистов... И, кстати, пусть покажут порку по телевизору – мы любим такие новости.



Ниже предлагается несколько примеров того, как можно попробовать построить мысли о прочитанном. Обычно принято сдавать тест или экзамен на тему пройденного материала, но часто понимание изученного вовсе не заключается в запоминании дат, череды событий, наборов определений — не так важно повторить и формально пересказать заученное, как попробовать прийти к некоторым мыслям и построить рассуждения, применить только что узнанное к любым возможным жизненными обстоятельствам, где это уместно, соединить это в представлении с окружающими вас событиями. Следующие примеры и вопросы могут помочь вам в таком упражнении: можно ограничиться любым одним, несколькими понравившимися или сделать все.



Можно провести острый психологический опыт, требующий большой душевной силы и объемов внимания. Это – создание альтернативных реальностей посредством производства двух противоречащих друг другу наборов новостей. Если у кого-то богатое воображение и немалые творческие силы, он может в обыденном течении своей жизни самостоятельно запрограммировать и создать два разных набора новостей. Он, направляясь на работу, на работе, после нее – должен увидеть новостные сюжеты, причем двух разных направленностей, сюжеты из разных картин мира. Это не просто придумывание двух картин мира – это нахождение множества новостных сюжетов, опирающихся на наличные впечатления (и в этом смысле правдивых), но при этом разных и противоречащих друг другу. Новости, конечно, должны быть разные и из разных сфер жизни.


Если такой силы воображения нет, можно воспользоваться имеющимися в мире источниками. Можно выбрать два разных сильно ангажированных источника новостей, желательно – в несколько привлекающей ваше внимание области. И внимательно следить за новостями в том и другом источнике, "жить" этими новостями, отслеживая, как внимание к ним формирует обращение внимания на объекты повседневной жизни, на мысли, тревоги и надежды. В общем, это обычная жизнь – но с рефлексией относительно действия новостей и "двойная жизнь", поскольку надо давать в себе жить не одному источнику, а двум разным картинам мира, которые противоречат друг другу, соперничают, обращают внимание на разное.


Благодаря такому трудоемкому опыту можно заметить, что такое "новостной фон" – как действует "кадр" новости, как он привлекает внимание ко всему соответствующему новости и всему прямо противоречащему и он оставляет в области погасшего внимания всё "не относящееся к делу". Можно увидеть автоматически проводимую субъектом "работу подтверждения" – внимание к новостям само запускает целую работу по созданию картины мира, вытаскивая подтверждения, согласуя наличные впечатления и т.п. Это относится к нашей обыденной жизни, и потому почти не замечается – каждый думает, что уж он-то, при его уме и образовании, разумеется, не подвержен влиянию медиа. Создав в себе искусственно два полярно различных источника новостей с разными картинами мира, можно отследить искажения в своем восприятии – сначала работая на контрасте этих новостных источников, а затем – обратившись к своей собственной картине мира, которая возникла тоже не без влияния медиа.


Реальность не дана нам неизменной и постоянной, напротив, мы ежемгновенно конструируем её, используя то, что помним, шаблоны, образцы, то, что полагаем нормальным и т.п. Так работает уже наше зрение, когда составляет картинку "отчетливо видимого", и так же работает сознание. Когда мы настойчиво фиксируем некоторую точку зрения как привелегированную, обращаем внимание на события, соответствующие такой точке зрения – мы заставляем реальность сложиться иначе. Теперь видны детали, на которые прежде не обращали внимания, становятся очевидными прежде незаметне связи. Мы попали в другой мир. Поскольку это делается контролируемо и с рефлексией, можно отследить, что это "попадание" вызвано определенным новостным источником.



При желании можно, опираясь на такие представления об объеме внимания и о роли мира медиа – как важнейшего фактора, создающего доверие к (социальному) миру и устойчивость общества – проверить на примере какой-либо новостной кампании. Напрашивается пример: пандемия коронавируса – важнейшее новостное событие, вызвавшее появление новой рубрики, долгоиграющее, растянувшееся на годы. Вывод в рамках предложенного сценария: благодаря возросшей значимости этот новостной повод должен вытеснять иные новости, которые прежде были бы лидерами в поле мнений. В рамках такого сценария следует обратиться к внимательному изучению "социального фона" и новостей за предковидные годы. Затем, составив действительное представлние об этом (не мнение "ну, в свое время я это всё читал", а реальный опыт изучения новостей за несколько предковидных лет), следует посмотреть: не происходит ли в фоновом режиме в современном обществе что-либо, что составило бы "сенсацию" и было важным фактором изменения представлений о социальной реальности, если бы не внимание, которое было решительно отнято "пандемией". Например, может быть, если смотреть на созданную в предшествующие годы картину социальной реальности, происходящее в экономической сфере казалось бы крайне важным, это было бы "новостью", лидирующей среди других, а настоящем это является "еще одним следствием" пандемии. Происходящее в экономике было бы дестабилизирующим и вызывающим тревогу, заставляющим опасаться за стабильность социального мира, если бы не совсем новый новостной слой, наложенный на эту реальность и иначе расставляющий фокусы внимания.



Интересно было бы выяснить, откуда берется собственная картина мира. Интересно, но очень трудно. Прежде всего, требуется в явной форме представлять собственную картину мира. Не иметь предположения, не иметь смутное представление, не вяло соглашаться с чем-то извне высказываемым – а точно ощущать, какова именно эта картина, выражая ее в понятиях. Затем, разобравшись в строении собственной картины мира (в её основных чертах), хорошо отследить центральные, самые яркие образы этой картины. Иногда это выраженные в словах определения и понятия, но чаще, у большинства людей, это именно образы. Например, это может быть образ бунта – разрывающий цепи раб. Или образ карающей справедливости, человек с мечом, идущий на бой во имя правды. Или образ защищающей любви, нечто вроде птицы, прикрывающей крыльями птенцов. Такие образы обычно довольно прочно ассоциированы с главными понятиями и чувствами личной картины мира. Если ясно представлять собственную картину мира и пытаться пошатать, поколебать те или иные ее элементы, обычно становится яснее, где находится центр устойчивости картины мира, какой образ выступает как центральный, на котором держится всё прочее – или, по крайней мере, каков один из важных образов такой системы. Человек при созерцании этого собственного внутреннего образа ощущает нечто вроде "нет, этого я не уступлю", "это я буду защищать любой ценой". Конечно, разнообразие людей очень велико – это может быть реальное воспоминание данной личности, или часть слышанной истории, или выдуманный образ.


Если выяснить, каков же важный образ личной картины мира, можно задуматься, откуда он берется. Не обязательно доводить работу до конца – если не удается рассмотреть этот "центральный" образ, можно выяснить происхождение какого-нибудь достаточно важного личного образа (понятия), включенного в картину мира. Происхождение – в смысле появления его в вашем личном пространстве. Это было прочитано в книге, рассказано каким-то человеком, увидено в фильме, получено на уроке и т.п. Тем самым можно докопаться до источника личной картины мира – по крайней мере, важных ее частей. Часто оказывается, что действительно важные, "болевые" точки картины мира взяты не из "дидактических" материалов вроде школьного урока, учебника и т.п., а приходят из мира медиа. Иногда кажется, что из мира искусства, художественной литературы – но при более внимательном вспоминании часто оказывается – нет, это была медийная реакция на некую книгу (например, не книга-первоисточник, а фильм по мотивам книги). Полученный из мира медиа образ, создающий понятийную структуру, ценностный каркас личности, часто получен из мира медиа.


После такого кропотливого личного исследования становится понятнее, в каком смысле медийная сфера является основой картины мира и составляет тот скелет, на который налагаются потом детали, в каком смысле медиа являются образовательной основой современного человека.




Просмотров: 21Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все