Поиск
  • Георгий Любарский

XIII. Заимствования и моды


Курс: Морфология истории
Модуль: 3. Как образовывать и сравнивать ряды исторических явлений в исследовании
Предыдущий материал: 12. Гомологические ряды исторических явлений

К первой группе мы отнесем гомологичные друг другу события, которые, распространяясь из некоего центра, чрезвычайно быстро усваиваются соседними регионами, т.е. в этих регионах гомологичные события происходят лишь с небольшим запозданием. Явления, относящиеся к этой группе, называются заимствованиями. Заимствования как таковые — довольно обыденный пример морфологических соотношений в истории. Чем менее целостен объект, тем легче он заимствует части иных объектов. Заимствования показывают степень целостности; ясно, что легкое заимствование сравнительно чужеродных частей говорит о малой целостности (следовательно, малой устойчивости) системы — в нашем случае культуры того или иного региона. Как происходят заимствования, что они меняют, что добавляют или отнимают, как выделять их из массы других явлений и как применять в историческом исследовании — тема данного материала.



"Волны" таких событий распространяются очень быстро. Такова история применения пороха, история огнестрельного оружия. Всего за считанные десятки лет примитивные бомбарды начинают извергать каменные и железные ядра как на полях Франции, так и на Кавказе. Так, в 1382 г., во время осады ханом Тохтамышем Москвы, русские впервые применили пушки (тюфяки), а до этого пушки применялись монголами при штурме русских и среднеазиатских городов.


Арабские цифры, облегчающие счет, открыты в III веке в Индии. В VII веке их переняли арабы. С XII в. византийцы стали употреблять арабские цифры. Запад заимствовал их у Византии. В 1471 г. одно из сочинений Петрарки вышло с пагинацией арабскими цифрами. К началу XVI века они становятся повсеместно принятыми, входят в бухгалтерские книги, протоколы и т.д. До этого времени развитию математики препятствовала римская система счисления и обозначения. Производить математические операции уже над десятками при римской системе обозначения цифр очень неудобно. Поэтому позиционная система обозначения чисел, очень удобная в практическом применении, быстро распространилась в Европе с XV в. Интересно, что позиционная система обозначения была независимо открыта также цивилизацией майя.


Первый ряд (сверху): Арабские цифры, используемые во всём мире сегодня.
Второй ряд: Арабские цифры, используемые в арабских странах.
Третий ряд: Индийские цифры (письмо деванагари).
 

Так же распространяется компас (в Европе с XIII в.), астролябия, различные методы подсчета и т.д. Эти открытия имеют в принципе всемирный ареал распространения. В течение первого тысячелетия новой эры они охватывают доступные регионы за 500-1000 лет. Так распространяется книгопечатание в XV веке. Первые печатные издания появляются в 1440-х годах в Голландии, в 1450-х в Майнце работает Гутенберг. В 1455 г. Гутенберг напечатал одно из первых своих изданий — Библию, и этот год считается датой открытия книгопечатания.


В 1470-х годах были открыты типографии в Голландии, Германии, Италии. Затем почти сразу — во Франции, Испании, Англии, Польше. 1480-е — Дания, Швеция, Норвегия, Португалия. 1490-е — в Турции; в 1483 — первая славянская книга издана в Венеции. Позже всего (из европейских стран) книгопечатание дошло на Русь — к середине XVI века, т.е. распространение книгопечатания в Европе произошло за 100 лет. Первая русская типография работала в 1553 г. (владелец неизвестен), с 1563 работал Иван Федоров. Первая книга в Новом Свете — 1557 год. Проникновение европейского книгопечатания (наборные кассы) в Японию датируется XVI в., серьезное распространение оно получило с 1592 г. Этот ряд дат демонстрирует типичную для явлений этой группы событий скорость распространения. В XV-XVI веках явления этой группы обегали земной шар примерно за сто лет. К ХХ веку скорость увеличилась до немногих месяцев.


Фронтиспис и заглавная страница "Московского Апостола" — первой русской печатной книги, 1563-1564 гг.
 

Создание отдельных литер для печати было выдающимся достижением, техника печатания с формы целой страницы (например, ксилография) значительно ей уступала. В Китае ксилография была известна со II века. Переход к печати с помощью отдельных литер произошел сначала в Китае. В XI в. Китайский изобретатель X-XI вв. Би Шэн делал печатные формы из фаянса; в Корее и позже в самом Китае его метод усовершенствовали, стали делать формы из металла (как и у Гутенберга). В этом ряду европейское книгопечатание — самое позднее. Однако в Китае, Японии и Корее это искусство постепенно забылось; на Западе же книгопечатание получило чрезвычайное развитие — по той же причине, что и открытие пороха. Глядя на место явления в ряду других, системно связанных с ним, на положение данного явления в общей структуре, мы можем сказать, что книгопечатание Японии не гомологично западному книгопечатанию, это чрезвычайно схожие "органы", развившиеся у совершенно различных организмов, но в силу крайне различной роли в судьбе целого организма, в его функционировании эти два книгопечатания следует признать аналогичными, а не гомологичными; восточное книгопечатание, как и китайский порох, есть великолепный пример конвергенции исторических явлений (столь же аналогичны, как, скажем, плавники дельфина и рыбы).


Обращая внимание на ряды дат, характеризующих гомологичные события, можно видеть, что здесь важна не абсолютная скорость распространения волны гомологичных событий, которая, естественно, зависит от связности цивилизаций, наличных средств передвижения и связи и т.д., а относительная скорость — по сравнению со скоростью волн событий других групп. У событий, выделенных нами в первую группу, скорость распространения максимальна. Бумага открыта Цай Лунем в 105 г. н.э.; в VIII в. ее секрет захвачен арабами и она появляется в мусульманском мире, к IX в. бумага известна в Самарканде; к XII в. она проникает в Европу. Примерно также выглядит "волна" событий, связанных с открытием шелка. Значит, открытия начала I тысячелетия проходят ойкумену примерно за 1000 лет. Арбалет, изобретенный около 1100 г., распространяется примерно 100 лет. В ХХ в. распространение открытия можно считать мгновенным. Скорость прохождения "волны" таких событий увеличиваются примерно на порядок за 1000 лет. Еще раз подчеркнем: скорость распространения таких открытий слабо связана с особенностями развития страны, она зависит в основном от "связности" человечества, быстроты передачи информации. Разумеется, все эти рассуждения имеют силу, если к обсуждаемому времени открытие востребовано.


Герон Александрийский в I в. по Р.Х. описал паровую машину; примерно тогда же игрушечные паровые машины были найдены в римском регионе и в Китае. Однако игрушечная паровая машина, сконструированная в начале новой эры, не является началом "века пара".


В Древнем Китае были изобретены механические часы, однако они ничего не изменили в истории Китая; но измерение времени изменило весь ход европейской истории, и представить себе промышленную революцию без развития машин для измерения времени невозможно.

От века к веку и от десятилетия к десятилетию скорость распространения таких новаций растет (примеры: радио, телефон, телевизор, компьютер), что связано именно с увеличением связности человечества. В начале Нового времени изобретение, усовершенствование и распространение паровой машины заняло целый век. В 1698 году Томас Севери изобрел паровую машину, которая в 1712 была улучшена Томасом Ньюкоменом; машина Ньюкомена с 1769 по 1790 была усовершенствована Уаттом. История компьютера также началась довольно давно. Паскаль в 1642 году создал механическую складывательную машину, в 1671 Лейбниц разработал машину, которая делала все арифметические действия, Жаккард создал прибор, использовавший перфокарты, и применил его для "программирования" ткацкого станка, а во второй половине XIX в. Чарльз Беббедж спроектировал "аналитический двигатель", который мог делать практически все, что делают современные калькуляторы. Далее, как известно, потребовалась Вторая мировая война и проблема наведения ракет и снарядов, чтобы Винер сформулировал основные принципы, которые легли в основу теории разработки компьютерных программ.


Когда утверждается, что распространение новаций не зависит от истории региона, особенностей развития данной страны, имеется в виду, что первое появление новации в любом регионе происходит достаточно быстро. А количественное развитие изобретения, несомненно, связано со спецификой страны. Например, ясно, что число компьютеров в России меньше, чем в США, но появляются они в обеих странах практически одновременно (с точки зрения исторической, а не приоритетной).


Искусственные запреты на разглашение замедляют процесс, однако остановить его не могут. "Греческий огонь" (смесь смолы, нефти, селитры и серы) был изобретен при Константине IV Погонате (668-685 гг.) Каллиником, архитектором из Гелиополя. За разглашение тайны этого оружия Византия карала смертью, но достаточно быстро "греческий огонь" стал известен арабам и болгарам. Неудобный в применении, он был вытеснен из военного дела порохом. Не меньше охранялся китайцами секрет шелка, но ни отдаленность, ни кары не смогли воспрепятствовать его распространению. То же произошло в ХХ веке с ядерным оружием — секрет был выкраден у Америки, и со временем все страны, захотевшие его иметь, будут им обладать.


Применение греческого огня. Миниатюра из Мадридской хроники Иоана Скилицы, XII век.
Национальная библиотека Испании, Мадрид.
 

Каковы эти события, что их объединяет? В эту группу событий входят не только научные открытия и технические достижения, но и многие события "общекультурного" характера. Это новые принципы управления, техники налогового сбора, кодификация законов... В результате взаимодействия с римской культурой происходит кодификация обычного права, и мы встречаем ряд гомологичных кодексов — "Салическая правда", "Русская правда", правды Бургундская, Вестготская, Саксонская и другие. В Новое время практически одновременно во второй половине XIX века по всей Европе начинается забота о всеобщем образовании населения — начиная с проекта Гладстона (1869 г.) и до реформы образования в России, начавшейся при Витте (далее — в 1908 году — закон Столыпина об обязательном всеобщем 4-х классном образовании). Всеобщее образование в России, если б не революция и войны, было бы достигнуто к 1922 году (переход ко всеобщему среднему образованию в СССР произошел в 1966 году).


Точно так же в XIX веке от Англии до Японии (1870-е гг.) вводится всеобщая воинская повинность. Первую попытку ввести в Пруссии всеобщую воинскую повинность сделал Г.И. Шарнгорст (1755-1813 гг.) в 1810 г. Это был исключительный случай в Европе того времени. В России всеобщая воинская повинность введена в 1874 году. Всеобщая воинская повинность была новшеством в Европе; но нечто подобное было в Афинах в V в. до Р.Х., когда была введена система обязательной военной подготовки с 18 до 20 лет (эфебия). Воинская повинность существовала в Японии в VII в. и существовала до IX, когда Япония перешла к политике самоизоляции. Однако эти и подобные примеры введения воинской повинности в древних обществах не имеют гомологий в последующем в связи с наступлением феодализма. 2000 лет в Европе не было этого института, и однако затем он возникает на протяжении 50-100 лет почти по всей планете.


Сходная "волна дат" связана с "таможенной технологией": во Франции внутренние таможенные пошлины отменила Великая революция, в России они отменены Шуваловым при Елизавете, в 1753 году, а в Германии — в 1830-х годах. Самая крупная "волна дат" подобного рода связана с промышленной революцией. Так, для XIX в. важнейшим показателем экономического развития являлись железные дороги. В Англии взрыв строительства железных дорог приходится на 40-50-е годы, в России — на 80-е и даже в большей степени 90-е годы, в Японии промышленная революция началась в 80-е годы XIX в.


Ряды схожих событий, таких, как таможенные преобразования или промышленная революция, нельзя свести к заимствованию одного предмета или производства, это — "культурные технологии". Большинство технологий XIX в. зарождалось в Англии и оттуда распространялось волной, срок прохождения которой через весь мир уменьшался со временем. То, что начиналось в Англии, скажем, в 30-е годы, появлялось в Германии в 50-е, а России достигало к концу века. В ХХ веке ситуация незначительно изменилась: все большее число "волн" начинается теперь в США, а не в Западной Европе, и время, за которое они достигают отдаленных стран, чрезвычайно уменьшилось. Но принципиальная схема явления остается прежней.


Распространение явлений этой группы объясняется просто — это заимствования. Заимствования как таковые — довольно обыденный пример морфологических соотношений в истории. Объекты организменного уровня контролируют свой состав, но чем менее целостен объект, тем легче он заимствует части иных объектов. Заимствования показывают степень целостности; ясно, что легкое заимствование сравнительно чужеродных частей говорит о малой целостности (следовательно, малой устойчивости) системы. В отношении общественного целого на ряде примеров мы только что убедились, что заимствования идут довольно легко, хотя и эта легкость относительна. Даже внедрение "выгодных" экономических и культурных технологий наталкивается иногда на немалое противодействие. Запад уже несколько веков пытается преобразовать мир Востока (или не-Запада: Азию, Африку, Южную Америку) на свой манер, внедряет в общественные целые этих регионов различные свойственные Западу части. Однако успехи достаточно скромны; внешнее, очень поверхностное уподобление достигнуто, но в целом можно сказать, что общества в достаточной мере традиционны и целостны, отдельные заимствования не переходят в трансформацию целого. Более того, и сами эти отдельные заимствования используются часто не так, как на Западе, а по собственным законам тех обществ, где они внедрены. Такова ситуация с важными для экономики заимствованиями. Что касается заимствований в других сферах, то в них процесс идет еще более противоречиво.


Обычно заимствованные явления гомологичны, это одно и то же явление в разных общественных целых. Ясно, что не все гомологичные явления являются следствием заимствования. Некоторые заимствования не гомологичны — заимствованное явление может занимать в новом целом иное положение, играть иную роль, и в таком случае для генеалогии именно данного явления важно указать, что оно заимствовано, но в истории целостного образования это новый орган, лишь аналогичный тому явлению, с которого он "копировался". В целом такие сходные внешне, но на деле совершенно разные события можно обозначить как события типа "деревянного аэродрома".


Известна нашумевшая история времен второй мировой войны. После окончания войны американская летная часть, расположенная на одном из островов Океании, была перебазирована. Туземцы лишились выгодного для них обмена с щедрыми летчиками. Для возобновления торговых отношений они решили приманивать чужаков. Они выстроили точную копию аэродрома — с метеовышкой, взлетными полосами, домиками охраны и даже рация была с антенной. Но все это было сделано из дерева.

С особенной легкостью воспринимает заимствования сфера культуры, — но, разумеется, не любые, поскольку определенной целостностью культура, несомненно, обладает. По количеству заимствований (например, по языковым) обычно определяют степень взаимодействия культур. Легкость культурных заимствований обусловлена характером этой сферы, в которой уживаются самые разнородные явления, не теряя при этом автономности и самобытности.


Моды

Примеры заимствований становятся яркими, когда заимствованное очень чуждо объекту. Таков мужской костюм XII-XIV вв.: он следует силуэту рыцарского доспеха. В XVI веке во Франции произошла феминизация мужского костюма: в нем появилось декольте, мужчины стали завивать волосы, носить серьги, форма мужского головного убора уподобилась женскому. Второй раз сходное явление проявилось во Франции второй половины XVII века: мода "Луи-ребенка" привела к тому, что мужчины поверх штанов стали носить юбки. В испанском костюме XV-XVI веков феминизация зашла в определенном смысле еще дальше. В женском костюме в это время впервые появился корсет и вертюгарден (воронкообразный металлический скелет для юбки, не путать с кринолином, чехлом для юбки). В моде был пансерон (накладной живот), имитирующий беременность. Эта деталь костюма перешла и на мужскую одежду: военные-дворяне щеголяли в пансеронах и верхней одежде (колете), подчеркивавшей его формы.


Существуют и многочисленные примеры обратного влияния мужской одежды на женскую, и не только в ХХ в. Такое маскулинизирующее влияние является обычным состоянием в истории костюма. Маскулинизированным было женское платье Англии XVIII века, таковы женские брючные костюмы ХХ века. Явления такого рода при всей их внешней незначительности — симптомы глобальных социальных процессов, и потому интересны. Например, мода на ахроматическую (не-цветную) одежду впервые возникла в Новое время, в XVI веке. Это — симптом изменения душевной деятельности людей, произошедшей незадолго до того. Можно заметить, что сближения мужской и женской одежды происходят ритмично, примерно через век. Максимально они сближались в XVI, XVIII, XX веках, при этом в XVI веке мужская мода следовала женской, а в XVIII и XX шла маскулинизация женской одежды. Одно из объяснений этого явления состоит в том, что в эпохи, богатые войнами, костюмы становятся более сходными, причем женский следует за мужским, а в мирные времена костюмы начинают сильно отличаться. Правда, такое объяснение требует принять ряд очень сомнительных предположений. Скорее, эта периодичность связана с глубинными душевными процессами, идущими в народной жизни. Стоит только вспомнить, что после тысячелетий "власти мужского костюма" впервые сильная дифференциация костюмов произошла в XII веке и длилась примерно до XV. Эти века мирными не назовешь, но это была эпоха приближения Нового времени, эпоха Предвозрождения и Возрождения, по классификации историков искусства. Наступление Нового времени сопровождается растущим вниманием к полу, особым отношением к телу. Средневековье вовсе не было стыдливым временем (торжественная процессия по случаю вступления Карла Смелого в город предварялась шествием 12 голых женщин из знатных фамилий, олицетворявших добродетели), но вот воспаленным в сексуальном смысле оно точно не было. Иная ситуация возникает в XV-XVI веках; например, в мужском костюме в это время впервые сшиваются брючины (до того раздельные) и появляется гульфик, который носили снаружи брючин, напоказ, украшенный вышивками, а у богатых — инкрустированный драгоценными камнями.


Точно также симптоматичны предпочитаемые размеры частей тела. Самые банальные предпочтения относительно пропорций женского тела закономерно менялись век от века. Размер головы по отношению к росту в древней Греции составлял 1:7 (канон Праксителя), а к исходу Средних веков он плавно увеличился до 1:4,5. Пытаясь представить столь нереалистичные пропорции женщины, мы понимаем: от Греции к позднему Средневековью шла инфантилизация идеала женской фигуры. Далее можно видеть, как примерно раз в столетие, в рамках каждого целостного стилистического этапа, происходит сначала, при переходе к этому этапу, скачкообразное уменьшение этого индекса до 1:7 или 1:8 и дальнейший плавный рост до 1:5. Такие процессы шли в XVI веке во времена барокко, в течение рококо XVIII, ампира и романтизма XIX, наконец, то же самое было в ХХ веке: 1:7 во времена раннего конструктивизма и до 1:5 во время антимоды 70-х годов. Легко понять, что в идеале инфантильного взрослого человека, как в женских модах и даже мужских (мода "Луи-ребенка"), отражаются определенные душевные изменения, и наблюдается вековая ритмика таких изменений. Уже один этот пример из истории костюма подводит к представлению о "духе времени". (Понятие "дух времени" сформулировано в XVIII в. Х. Мейерсом, затем Д. Тидеманом: так они выражали мысль о связи философии с политикой, правом, нравами — всей жизнью общества). Циклы такого же трудно объяснимого характера наблюдаются и в иных областях культуры. Так, некоторые музыковеды отмечают, что появление новых музыкальных идей ("новая музыка"), изменения в понятии гармонии возникают циклически, примерно раз в 300 лет.



8 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все