Поиск
  • Алексей Островский

Вольтер

История одного мыслителя.



Что можно сказать о человеке, уложившись в короткий рассказ? Часто, когда просят описать кого-либо, мы выносим вперёд факты совсем к сущности описываемого не относящиеся – нечто внешнее, прилипшее вместе со временем или местом, где этого человека застаём. Ещё может показаться, что чем больше личность, тем невозможнее такое описание, но это не так. Как, например, можно попробовать описать такую личность как Франсуа-Мари Аруэ, которого мы знаем как Вольтера?


Гений, потерявшийся в бурных водах перемен XVIII века. Он был настолько велик, что не мог в начале своего пути слепо принять все то просвещенническое вольнодумство, которое так активно впитывал. Он был целиком в эпицентре новых мыслей того времени, но пытался приходить к ним из себя. Он хотел и главное мог думать живо и самостоятельно. Но его величины не хватило, чтобы основать свое собственное мировоззрение, потому он запоминается тем, что крушит то, что его окружает. Он восстает против закостенелых форм неподвижного католицизма и начинает отрицать христианство, хотя в какие-то моменты кажется, что будто понимает – это не одно и тоже. Но не находит в себе сил или желания прийти к этой идее полностью. Он цепляется за Бога, свободу, бессмертие души только благодаря личной глубине, но общий поток интеллектуальных настроений XVIII века утягивает его со всеми душевными движениями глубоко вниз. В “Генриаде”, написанной в 1728 году, видно как он не хочет ограничиваться построениями, растущими лишь из восприятий чувственного мира, в которых замыкается зарождающееся научное мировоззрение того времени. Но видно и то, что на каждом шагу он чувствует себя словно этим мировоззрением связанным и слова в которые он облекает идеи свободы, бессмертия и Бога под его пером становятся абстракциями. “Генриада”, как мне кажется, это точка кипения, где обжигаясь, он позже постепенно начинает прикрывать себя цинизмом. В этом столкновении с культурным окружением он выходит проигравшим.

Вольтер это огромное событие всей европейской культуры того времени, последствия которого мы ощущаем по сей день. Это образ гениального человека, который таков, что будто не может влезть в расходящееся по швам платье, уготованное его временем. И тогда он решает стать карикатурой, образом, искаженным непрекращающейся борьбой с самим собой.


В коллаже использована гравюра английского художника Джеймса Нигла, изображающая встречу Вольтера и прусского императора Фридриха II (его покровителя) во время путешествия философа в Пруссию, около 1751 г.

Британский музей, Лондон.

Просмотров: 31Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все